Архив




Новости
Поиск
 
«Замороженное дело»
 




ЗАМОРОЖЕННОЕ ДЕЛО

Людмила Коломыцева                              

В мае этого года федеральные телеканалы транслировали 2 передачи на общую тему: как "хорошо" работают наши пензенские правоохранительные органы. В первом случае речь шла о фальсификации убийства, которого не было ("труп" пришел в студию 1 канала и принимал активное участие в ток-шоу). Во втором, наоборот - труп с признаками нанесения телесных повреждений есть, и обвиняемый вроде как есть, но следствие почти 5 лет не может ни доказать его вину, ни снять обвинение.
Вот об этом деле и пойдет речь в данном материале.


Просто замерзла
В ночь с 4 на 5 февраля 2006 года на ул. Некрасова, недалеко от строящегося здания УВД был обнаружен труп 20-летней Ксении Смирновой. Девушка была недвусмысленно раздета: колготки и джинсы были спущены до щиколоток, свитер задран, порванные трусы находились на уровне пупка. На теле девушки обнаружено множество ссадин и кровоподтеков, на голове 2 большие гематомы. От места обнаружения трупа до стройки был след волочения длинной в 100 метров, на первом этаже здания были найдены презерватив, пластиковый стаканчик, носок, оторванный капюшон. У окна обнаружены свежие пятна крови. Прибывшая на место оперативная группа состава преступления не обнаружила. Эксперт сделал заключение, что смерть наступила от переохлаждения. Девушка просто замерзла.
Рядом с Ксенией на момент прибытия оперативников находился молодой человек (ввиду того, что следствие до сих пор не закончено, назовем его Антон Белов). Он был доставлен в Ленинский РОВД, где дал объяснение. С его слов, накануне вечером компания молодых людей собралась в общежитии, недалеко от места происшествия, где они распивали спиртные напитки. Среди них был некто (назовем его Алексей Петров, по той же причине, ибо он в этом деле имеет статус обвиняемого). Алексей позвонил и пригласил на встречу Ксению, но сам встречать на остановку ее не пошел, а попросил об этом Белова. Белов привел девушку в общежитие. Спустя некоторое время Ксения, Алексей и его приятель по имени Дмитрий куда-то ушли. Через полчаса молодые люди вернулись без девушки и позвали с собой Белова на стройку здания УВД. Там он увидел лежащую на полу и раздетую Ксению, которая плакала. Ребята сказали, чтобы Антон отвел ее домой, а сами ушли. Белов пытался ее одеть и поднять, но тщетно. Тогда он взял Ксению за запястья и потащил к близлежащему магазину, прикрыв курткой. Потом попросил охранника близлежащего здания Минсоцздрава вызвать скорую. Охранник вызвал милицию. Приехавшая опергруппа констатировала, что девушка умерла.
Матери погибшей, А.И Смирновой выдали труп дочери и заключение "переохлаждение организма". Тело и лицо Ксении были обильно покрыты гримом. Алевтину Смирнову насторожил тот факт, что первоначальное заключение на месте обнаружения трупа и заключение о смерти сделано одним и тем же экспертом, который не заметил на трупе телесных повреждений, а их оказалось великое множество. Это обстоятельство заставило мать пригласить фотографа и вызвать двух дежуривших в ту ночь работников Ленинской прокуратуры, которые в присутствии понятых произвели описание трупа. По утверждению А.И Смирновой сей документ на первом году следствия из дела волшебным образом исчез. Но фотографии-то остались. На них - избитое, изуродованное тело - жуткое, скажу я вам, зрелище, с рядом других, нигде не запротоколированных повреждений, как то следами ожогов от затушенных о тело сигарет, следами укусов в области груди. На мой вопрос следователю по особо важным делам Следственного управления следственного комитета РФ по Пензенской области Д.В Сиротину, который ведет дело с 2007 года по настоящее время: "Было ли в деле описание тела погибшей от 6.02.06г.?", тот ответил: "Я что, должен перед Вами отчитываться, что у меня в деле есть, а чего нет?! Да и что может дать следствию подобное описание? Через день-два после смерти начинают происходить естественные изменения…". В общем, ответил, как и подобает следователю.

Заявление от умершей
Спустя несколько дней после похорон мать Ксении пришла к прокурору района с вопросом: "Почему Вы не возбуждаете дело по поводу гибели моей дочери?". На что прокурор дал "гениальный" ответ: "Нет заявления от потерпевшей". "Так она же умерла?" - ответила ошарашенная таким цинизмом  женщина. "Вот видите…" - пожал плечами прокурор.
Дело всвязи с обнаружением трупа возбудили только по заявлению матери, которую следствие признало потерпевшей, хотя по закону прокуратура должна была его возбудить по факту обнаружения трупа, не дожидаясь никаких заявлений. Правда, следователь Сиротин утверждает, что это не так, долго и нудно объясняет мне процедуру возбуждения подобных дел, как оно положено согласно УПК РФ. Как положено, мне и так известно, однако в одном из постановлений Прокуратуры Ленинского района, а именно ст. следователя Г.В. Едалова от 16 марта 2006г. четко сказано: "…по заявлению матери погибшей Смирновой А.И 10 февраля 2006 г. прокуратурой Ленинского района было возбуждено уголовное дело…". Этот и другие документы предоставлены мне потерпевшей.
Дело возбудили по ст.115 (причинение легкого вреда здоровью, вызвавшее кратковременное расстройство здоровья или незначительную утрату трудоспособности) и по ст.158 (кража), в данном случае, сотового телефона. Будто бы речь шла о девушке, которой пару раз ударили по лицу и отобрали телефон. С августа 2006г. дело расследовалось по ст.131 ч.1 (изнасилование), в марте 2007г. было заведено еще одно дело по ст. 105 ч.1 (убийство). По всем статьям все 5 лет обвиняемым по делу о гибели К. Смирновой проходил А. Петров. Постановления о прекращении уголовного преследования Петрова, равно как и о прекращении и приостановлении уголовного дела выносились так же часто, как и отменялись вышестоящим начальством, правда всегда по жалобам и ходатайствам матери. А других обвиняемых в этом деле как не было, так и нет.

А был ли мальчик?
Некий Дмитрий, который, по словам свидетеля Белова из первоначального объяснения, ушел вместе с Ксенией и Петровым на стройку, следствием так и не установлен. Из последующих показаний, взятых у Белова в ходе допросов, он исчез, будто и не было его вовсе. Белов по этому поводу заявлял следствию, что ему угрожали по телефону, потом встретили на улице и избили, предупредив: "Если Крот сядет, ты ляжешь". Более того, мать погибшей многократно заявляла о том, что незадолго до смерти Ксении  той звонил парень по имени Дмитрий, писал SMS, в которых угрожал убийством в случае отказа ему в интимных отношениях. Смирнова А.И неоднократно заявляла ходатайства о том, чтобы следователь сделал запрос оператору сотовой связи на предоставление распечаток SMS-сообщений и телефонных звонков, которые, конечно, могли бы многое прояснить. Следствие же никаких действий в этом отношении не предпринимало. Предприняло оно их уже тогда, когда "поезд ушел" - SMS хранятся у оператора не более полугода. Кстати, телефон Ксении следователи РОВД все-таки нашли. Дело по его краже было выделено в отдельное производство и передано в РОВД, как будто к гибели девушки он не имел ровным счетом никакого отношения - кража и кража. Вскоре были получены распечатки телефонных звонков. Но никто из звонивших на этот телефон в запрашиваемый период по словам матери Ксению почему-то не знал. Почему бы это?
Выходит, что обвиняемый в этом деле один - Петров. С его собственных слов выходит совершенно уж невероятное. Ксению в тот злополучный вечер он повел на стройку потому, что она попросила проводить его в туалет, а более подходящего места поблизости с общагой (и, видимо, в самой общаге) не нашлось. Пошел он с ней туда, конечно же, один. Девушка вошла в здание. Петров, как и положено джентльмену, остался ждать на улице. Прошло 5 минут. Все тихо. Вдруг Ксения позвала Петрова подойти к ней. Он вошел и увидел, что девушка лежит на полу раздетая (описание все тоже, что и в начале материала, не буду повторяться). Поднимая ее, на голове нащупал большую шишку. Сам Петров одеть и поднять девушку не смог, пошел в общежитие за подмогой. Подмогой оказался Белов. Вместе они ее одевали-одевали, поднимали-поднимали - ничего не вышло. Потом наш герой вдруг вспомнил, что ему надо быть дома в 22.00 (мама заругает, в ту пору ему было 16 лет). Оставил девушку на Белова, мол, ты уж сам тут управься как-нибудь, отведи ее домой. И ушел. На стройке кроме него и Ксении, по его же словам, никого не было. Криков ее он не слышал. В половую связь с ней не вступал и даже не пытался. Телесных повреждений не наносил.
Тогда кто? Самое интересное, что следствие этим показаниям верит, принимает их за основу в установлении картины происшествия. "А у нас нет прямых доказательств, как было на самом деле, мы этого не знаем, можем только предполагать" - поясняет следователь Сиротин - "А на основании предположений обвинение предъявить нельзя. Убийство следствием не установлено. Достоверно нами установлено только то, что девушка замерзла и была в состоянии алкогольного опьянения".

Разделась при замерзании сама
- "Ну, хорошо, пусть будет "замерзла" - продолжаю диалог со следователем. - "Но ведь перед этим кто-то ее раздел и избил?". - "А кто Вам сказал, что ее били?" - отвечает следователь. - "Они были пьяные. Что там было, мы не знаем. Может они там раздевались. Может, она падала, потому что пьяная, отсюда ссадины и кровоподтеки".
Логично. Еще более логично высказал свою версию в суде по поводу раздетости эксперт-криминалист, который выезжал на место происшествия в составе опергруппы: "Она могла раздеться при замерзании сама". А ведь есть экспертиза судмедэксперта Купрюшина, где сделаны выводы, что ряд повреждений в области лица и головы погибшей  могли образоваться от ударного воздействия тупым твердым предметом с ограниченной поверхностью - ногой в обуви или кулаком. И являются повреждениями, нехарактерными для падения о плоскость.
Еще более непонятна история с вещдоками. Обычно они и проясняют суть происшествия, и подтверждают, и доказывают причастность. Но не в нашем случае. На мой вопрос следователю: "А как же вещдоки, неужели их исследование ничего не дало? Там же был найден презерватив, пластмассовый стаканчик и прочее", Сиротин ответил: "Никаких отпечатков пальцев с этих предметов изъять не удалось, а следов слюны или спермы там не было". Ну не было, так не было.
По вещдокам есть и еще один сомнительный факт - в деле присутствуют описания трех разных трусов потерпевшей: а) разорванные внизу (напомню, они были на потерпевшей на уровне пупка); б) надорванные по боковым швам с признаками растяжения; в) не разорванные и даже не растянутые. Первое описание - из показаний свидетелей, оказавшихся на месте происшествия. Второе и третье - описание разных экспертов.
 "Как такое возможно?" - задаю вопрос Д.В Сиротину. "Это одни и те же трусы, просто описания разные. У каждого эксперта свое видение" - ответил следователь. Я, конечно, не эксперт, но разорванную вещь от целой отличить и я смогу. Почему же эксперт ничего не заметил? Одно из двух: либо с вещдоком что-то не так, либо с экспертами.
Обвиняемый, проходивший в деле по четырем статьям, ни разу не был взят под стражу, вину свою не признал, показания менял неоднократно: то он повел Ксению на стройку в туалет, то для того, чтобы вступить с ней в половую связь. То он ушел практически сразу, то пытался ее одевать. Свидетель Белов также менял показания многократно. А следственные органы доказать ничего не могут, ибо нет у них никаких доказательств, поэтому строят версии на показаниях обвиняемого, как единственно присутствовавшего на месте трагедии. Ведь по закону то, что нельзя опровергнуть прямыми доказательствами, следует принимать как данность.

Признать невиновным
Изучая отдельные материалы этого, прямо скажем, темного дела, я сбилась со счету, сколько раз его прекращали, приостанавливали и отменяли решения. По статье 131 дело было доведено до суда в августе 2006 года. Когда оно уже рассматривалось в суде, прокуратура возбудила в отношении гибели Смирновой К. еще одно дело по ст. 105 ч.1 (убийство). Суд это обстоятельство во внимание почему-то не принял, дела не соединил и на дорасследование не отправил, а вынес Петрову 20 июня 2007 года оправдательный приговор. И приговор суда так же был отменен в августе 2007 года судебной коллегией областного суда ввиду "несоответствия выводов Ленинского районного суда фактическим обстоятельствам дела и нарушения уголовно-процессуального закона: в соответствии со ст.237 УПК РФ дело подлежит возвращению прокурору для устранения препятствий и ст.153, предусматривающей соединение уголовных дел, если имеются на то основания.
С сентября 2007г. соединенное дело по статьям "убийство" и "изнасилование" возвращено в областную прокуратуру, а ныне им занимается следственное управление.
Приостановленное дело вновь начали расследовать 9 июня сего года на основании постановления Следственного комитета РФ. Установленный срок расследования месяц. Пока верстается номер, следственное управление в очередной раз примет какое-то решение. Хорошо бы окончательное. А еще лучше - объективное.









Copyright © Журнал Бизнес клуб в Пензе Все права защищены.

Опубликовано на: 2010-07-20 (860 Прочтено)

[ Вернуться назад ]
Content ©