Архив




Новости
Поиск
 
Рост цен: масонский заговор или мировой потребительский бум? № журнала 07_7
 




Страница: 1/2


Николай Овчинников

Рост цен на продовольственные товары никого не оставил равнодушным. Граждане охали и хватались за кошельки (по данным Ромир мониторинг, 64% россиян были вынуждены существенно урезать свой ежедневный рацион), предприниматели чесали затылок, сельхозпроизводители не верили в свалившееся с неба счастье, а власти просто на какое-то время впали в ступор. Ползучий рост цен продолжается уже пятый месяц, а в центре власть спохватилась лишь на его пике. До федеральной власти проблема сия доходила долго по причине большой загруженности организацией предстоящих выборов. Власти же местные имеют несчастие быть во всех отношениях ближе к народу. Не замечать трудности в обеспечении населения пропитанием позволить себе не могли. Поэтому местным властям пришлось раньше других проявить внимание к росту цен – в первую очередь, разумеется, найти виноватого. При общероссийской склонности к конспирологии, неудивительно, что причина бед была найдена в сговорах производителей и продавцов.






Для людей же, в масонские заговоры не верящих, все-таки имеет некоторый интерес попытка разобраться в истинных причинах происходящего. Попробуем, в меру своего понимания, и мы.

Переоценка ценностей

В первую очередь, следует назвать факторы глобальные. Хочется этого кому-то или не хочется, но мы уже живем, в первую очередь, в Мире, а потом уже в Пензенской области, а не наоборот. И первый из глобальных факторов инфляции – последствия переоцененности мировой экономики.

Распространение инфляции по миру связано напрямую с тем, что вся мировая экономика опирается на доллар. Причем, не на те зеленые бумажки, которые выпускают частные банки США, а на акции, облигации и подобные им финансовые инструменты, номинированные именно в долларах США. При этом ни для кого не составляет особого секрета, что курсы акций практически всех мировых компаний – мягко говоря, сильно завышены. Главный экспортный товар Америки последних десятилетий – доллары, эмитируются все в больших количествах. В погоне за быстрыми прибылями доллары находят свое пристанище не только в прямых инвестициях в реальные активы хозяйствующих субъектов, но и в портфельных вложениях в акции, облигации, а также фьючерсы, форварды и прочие финансовые производные, вообще никак не обеспеченные реальными активами. Текущая стоимость реального сектора мировой экономики в несколько раз меньше той суммы денег, которая вращается в финансовой сфере. Отсюда –нарастающее давление «пустой» финансовой массы и вызванный этим рост цен, прежде всего, на энергоносители. На наших глазах, всего за несколько лет, цена на нефть взлетела с 18 долларов за баррель до 80 с лишним и уверенно приближается к рубежу в 100 долларов. Наивно было бы предполагать, что этот рост не распространится далее. Сначала на энергоемкую продукцию - металлы, минеральные удобрения, пластмассы. Затем, по цепочке, дело дошло и до потребительских товаров.

Меньше есть надо?

Речь министра Кудрина о причинах роста цен вызвала немало ернических замечаний. Главным образом из-за того, что в качестве причины он назвал рост потребления – граждане России со времен дефолта увеличили оное в 2,5 раза. Дескать, вот кто все сожрал. На самом деле, это не так смешно, как может показаться. Россия, ко всему прочему, производит пока меньше, чем потребляет. Простейший пример от владельца рядовой торговой точки: если раньше он продавал головку сыра за неделю по цене 86 рублей за килограмм, то сегодня он продает ее за день по цене в 205 рублей (а ведь сыр – не соль и не спички, в запас его не купишь, и торговых точек меньше не становится). Рост потребления – процесс характерный для развивающейся экономики большинства стран мира. Конечно, по сравнению с США и Западной Европой, уровень среднедушевого потребления в остальном мире значительно меньше, но мир то огромный, а что мировая экономика все-таки растет – это факт.

В отличие от промышленности, сельскохозяйственное производство в мире прирастает значительно медленнее. Во многих странах Западной Европы сельское хозяйство потихоньку умирает, привыкая к роли этнографического колорита. На другом полушарии многие, ранее во многом моноаграрные страны (например, Бразилия, еще не так давно ничего, кроме кофе и сахара-сырца на мировой рынок не поставлявшая) диверсифицируют свое сельское хозяйство, а посевные площади перераспределяют под другие культуры. Так, рост цен на горючее привел к повышению интереса к биотопливу. Уже до 3% зерновых в мировом масштабе стало уходить на выработку биоэтанола. И доля эта динамично растет. Значительные площади с той же целью стали переводить под рапс для производства биодизеля (сегодня в этом очень усердствует не только Западное полушарие, но и, например, Украина). В 2003-04 гг. из-за роста спроса на тростниковый сахар-сырец в мире уверенно подорожал и сахар белый, и сырье для его производства. В 2005 г. начали расти цены на молоко. Какое-то время ситуацию стабилизировали огромные запасы сухого молока, накопившиеся во время спада 2002-03 гг., но уже в начале этого года Евросоюз принял решение об отмене экспортных субсидий на молочные продукты, что послужило сигналом к новому ценовому скачку. Второй год растут мировые цены на зерновые, на что в этом году повлияли и дополнительные факторы – в частности, засуха на Юге Европы и неурожай в Южном полушарии.

Национальные особенности

Сказанное не означает, однако, что все беды занесены к нам из стран заморских. У нас есть свои «прелести», оказывающие значительное влияние на рост цен. Может показаться невероятным, но в стране никому толком неизвестны реальные объемы производства сельхозпродукции. Посмотрите в Сети сводки и аналитику Минсельхоза России – убедитесь сами. Если кто-то думает, что приписки – это что-то из времен райкомов и обкомов, он глубоко заблуждается. Простейший пример: как это может быть, что производство молока немного, но растет, а объемы его переработки сильно, но снижаются? А ведь официальная статистика дает именно такие цифры! В случае нашей благословенной губернии есть пример еще более наглядный. Губернатор отрапортовал об очередном рекордном урожае зерна. Цифра в 1 200 000 тонн впечатляет. Особенно, если учесть, что на пике развития земледелия в советские годы (1988-90 гг.), когда распахивалось все, что только можно, было задействовано огромное количество новой техники, удобрения ввозились эшелонами, а кадровой проблемы, по сравнению с днем сегодняшним, почитай, что и не было вовсе, – едва добирались до 800 000 тонн. Сейчас по области зияют огромные раны заброшенных полей, на Правобережье практически и вовсе не сеют, работать на полях некому повсеместно, а власти радостно показывают по телевизору каждый новый комбайн. И на тебе – 1 200 000 т, невзирая на погоду, географию и всякий стыд, а Президент с чувством глубокого удовлетворения искренне считает, что в России собран рекордный урожай.

Как говорят знающие люди в аппарате полпреда в Приволжском федеральном округе, пензенские приписки не уникальны, такое положение дел наблюдается по всей стране. В результате – невозможно правильно оценить параметры рынка и заниматься каким-либо государственным регулированием.

Коррупция и «немонетарный характер»

Председатель российского ЦБ утверждает, что инфляция в России носит немонетарный характер. «Списывать нынешнее ускорение инфляции на монетарные факторы и, в частности, на аномальный приток капиталов в предыдущем квартале, нет особых оснований. Во-первых, темпы роста количества денег в обращении в результате этого экстремального притока практически не ускорились. Более того, в середине года мы наблюдаем беспрецедентный эпизод сокращения денежной базы в течение нескольких месяцев подряд, которое привело к замедлению динамики денежной массы как раз в период раскручивания инфляции» (журнал «Эксперт», №38, 2007).

Сказано умно и, разумеется, правильно. Однако речь идет о конкретном четырехмесячном росте цен. И рассматривается только данный временной промежуток. Между тем, есть один долгосрочный и постоянно действующий фактор именно монетарного характера инфляции. Этот фактор – коррупция.

За время «укрепления вертикали» и «наведения порядка», сопровождавшееся борьбой за социальную справедливость, коррупционная составляющая в народном хозяйстве выросла в разы. А коррупция, помимо того, что это воровство, вливает в экономику большую массу реально необеспеченных денег.

Приведу пример. Решило, наконец, правительство построить мини-котельную для сельской школы. Под это выделяются бюджетные деньги. Опытный подрядчик быстро прикидывает, что заявку ему надо подавать на 200 000 рублей – такова реальная стоимость котельной. Но! Делать проект по действующим «правилам игры» необходимо в определенной организации, расценки которой определены отнюдь не рынком и поражают воображение. Согласование проекта в различных инстанциях тоже не бесплатно и т.д. и т.п. В результате смета вырастает до 500 000 рублей. Эту смету наш правильный подрядчик и подает в соответствующий департамент. Но там ему прозрачно намекают, что у него проблемы с арифметикой, ибо аналогичные проекты у других, еще более правильных подрядчиков стоят 1 000 000 рублей, и если он считать не умеет, то вот есть эксперт, который ему правильно все посчитает, да еще поможет оформить заключение Госэкспертизы на заявленную стоимость. Ну, миллион, так миллион. Только и это еще не все. Поскольку право на строительство всех котельных в области получила некая известная своей близостью губернскому начальству организация, выигравшая соответствующий конкурс, именно ей бюджет перечислит уже не один, а два миллиона рублей. Наш правильный подрядчик, тихонько, выступит у нее субподрядчиком, построит котельную и получит свой миллион. Надо понимать, поделится с нужными ответственными товарищами в департаменте. В результате реальной продукции в виде котельной произведено на 200 000 тысяч рублей, а денег потрачено – 2 000 000 рублей.

Отсюда еще несколько следствий. Не развивается (вернее развивается черепашьими темпами) реальный сектор экономики. По данным журнала «Эксперт», таких низких темпов роста в промышленности, как летом этого года, не было с середины 2005 г. Особенно замедлилась отрасль переработки продовольствия, что также негативно сказалось на ценах. «Ускорение инфляции и замедление промышленной динамики – две стороны одного и того же процесса». Не интересно развивать производство, когда можно просто кого-нибудь «доить». Не интересно заниматься предпринимательством – работать чиновником гораздо спокойнее и прибыльнее.

Да и государству от реального сектора хлопот много, а поступления несущественные – таможня на вывозе энергоносителей зарабатывает для страны значительно больше. При этом в страну попадает валюта. ЦБ ее тут же скупает и выдает экономике рубли, на которые промышленность еще ничего не произвела.




Следующая страница (2/2) Следующая страница


Content ©