Архив




Новости
Поиск
 
Преступная статистика или статистика преступлений
 




Преступная статистика или статистика преступности?
Павел Арзамасцев                              

Есть ли разница между двумя словосочетаниями: "преступная статистика" и "статистика преступности"? Думаю, все-таки есть. Примерно такая же, как между наполовину полным стаканом и стаканом, наполовину пустым. В общем, извечный спор оптимистов и пессимистов. Иногда это вполне безобидный спор, но иногда не очень. О преступности можно писать по-разному. Можно сгустить краски, а можно, наоборот, приукрасить. И то, и другое при знании русского языка в объеме средней школы делать совсем не сложно. Как следует из официальных источников, число преступлений в губернии сокращается. Особенно среди подростков. Это радует, и с этим никто не спорит.  Но и население губернии сокращается. С этим тоже вроде бы никто не спорит. Но и учитывать данный фактор при написании победных реляций о борьбе с преступностью тоже не спешат.


Или такой пример. В конце января пензенская прокуратура обнародовала отчет примерно следующего содержания: дескать, задержан террорист-поджигатель. Одиночка, заметьте. На момент совершения преступлений - несовершеннолетний. В одиночку совершил          7 взрывов и поджогов. Цели выбирал самые разные - телеканал "Экспресс", магазин "Интим", часовню, опорные пункты милиции. Поймать злодея не могли больше года, и задержали по чистой случайности.
Как следует из заявления прокуратуры, "молодой человек являлся приверженцем анархистских и националистических взглядов и последователем идеологического течения "анти систем".
Признаться, я не смог ни в Гугле, ни в Яндексе найти ответа на вопрос, что есть "течение "анти систем". Может, что-то новое, глубоко законспирированное? Придираться к этому не буду. Придерусь к другому, а именно - в это же время  начальник центра по противодействию экстремизму полковник Алексей Ленин поведал о том, как в Пензе борются с национализмом. Дела обстоят: "На контроле ЦПЭ УВД стоят 184 участника различных молодежных объединений и субкультур, с которыми проводится профилактическая работа". В 2010 пресечена деятельность 4-х активных националистических групп, совершивших в общей сложности 31 преступление, 9 из них имеют признаки экстремистской направленности. Осуждены 8 их участников, четверо из которых - к реальному лишению свободы.
В общем, поработали неплохо. Но следует вопрос: а тот удачливый террорист-одиночка входит в их число? Он, напомню, "являлся приверженцем националистических взглядов", и поскольку объектами его устремлений была и Русская Православная Церковь, остается только догадываться: во имя какой национальности он действовал.
По факту же получается так, что по статистике преступлений националистов у нас на одного меньше. Всего лишь на одного. Это не страшно. Правда, на одного самого крутого. Который всех остальных вместе взятых стоит. Кстати, поджоги-то не прекратились - по осени в Пензе сожгли две солидные иномарки, поджигатели до сих пор не пойманы. Не поймали и поджигателей офиса "Единой России".
Справедливости ради замечу - эта словесно-статистическая эквилибристика с переходами террористов из одной категории в другую большинству, что называется, по барабану, поскольку прямой опасности не представляет. Ну так, немного улучшили имидж губернии. Имидж, он, как говорится - все. А за улучшение имиджа у нас не наказывают.
К тому же, здесь хотя и несколько нивелируют статистику, но проблему в целом видят и признают, пытаются ее решать, нарушителей явных ищут и ловят, потенциальных - берут на учет. Это радует и внушает определенный оптимизм.
Но есть дела, которые внушают определенный пессимизм в отношении к правоохранительным органам. Более того, вызывают определенную тревогу. Поскольку не исключено, что есть в Пензе, как минимум, два уголовных дела, по которым лиц, совершивших тяжкие преступления, никто не ищет.
Об обоих делах "ВС" уже писал в прошлом году. Это дело Алексея Копылова, отбывающего наказание за преступление, которое он, возможно, не совершал. И это означает, что настоящий преступник, вполне возможно, гуляет на свободе. И его никто не ищет. И дело по факту гибели Ксении Смирновой, которое было закрыто месяц назад. И возможного виновника ее гибели, также никто не ищет.
Дела совершенно разные, но есть некоторые обстоятельства, которые их объединяют.
Первое - отсутствие официальной реакции на публикации в СМИ. Что само по себе подозрительно.
Второе - упорство родственников в поисках справедливости. Они дошли уже до Страсбургского суда. Одно это вызывает уважение.
Также вызывает уважение, когда мать погибшей девушки в газете со стотысячным тиражом указывает свой телефон с просьбой сообщать о случаях, когда милиция не желает выполнять свою работу. Это уже гражданское мужество, это зачатки некоего общественного движения. И этим людям поневоле начинаешь верить. А вместе с верой приходит страх - убийцы-то гуляют на свободе.
Конечно, можно сказать, что все это домыслы и предположения, основанные на эмоциях, которые к делу не пришьешь. Но есть и третье обстоятельство, которое можно "пришить" к делу.
Это медицинская экспертиза. Которую в обоих случаях почему-то проводили не в Пензе, а в подмосковном городе Пущино, в лаборатории радиационной молекулярной биологии ИТЭБ РАН. Конкретно экспертизу проводила некая госпожа Ушакова Т.Е., которая, как выясняется, не имела права проводить подобные экспертизы.
По этому поводу "ВС" еще в прошлом году писал следующее:
"Защита отправила это заключение на экспертизу другому специалисту - заведующему отделением молекулярно-генетических научных и экспертных исследований Федерального государственного учреждения "Российский центр судебно-медицинской экспертизы Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию", государственному судебно-медицинскому эксперту высшей категории, доктору биологических наук, профессору, лауреату Госпремии РФ П.Л. Иванову. Не вдаваясь в подробности, приведем лишь заключительную часть его заключения: экспертиза Ушаковой не может считаться полноценным процессуальным документом… Ушакова Т.Е. не вправе заниматься производством подобных экспертиз… указанную экспертизу следует считать дефектной". И уж совсем вопиющее: "…институт теоретической и экспериментальной биофизики РАН не является судебно-экспертным учреждением". Иванов посчитал целесообразным проведение повторной молекулярно-генетической экспертизы. Несмотря на авторитет такого заключения (несравнимый с авторитетом самой экспертизы), суд не счел возможным даже ознакомить присяжных с содержанием этого документа, а не то, что назначать повторную экспертизу".
Никаких комментариев со стороны правоохранительных органов на это тогда не последовало. Будем надеяться, что они последуют сейчас - две "липовые" экспертизы - это уже тенденция.
Тенденция, благодаря которой статистика преступности становится преступной статистикой.
Разница-то все таки есть. И существенная.









Copyright © Журнал Бизнес клуб в Пензе Все права защищены.

Опубликовано на: 2011-03-11 (722 Прочтено)

[ Вернуться назад ]
Content ©