Архив




Новости
Поиск
 
О мелочах в большой политике № журнала 07_8
 




Страница: 1/2


Анатолий Бодров

2007-2008 годы политологами не единожды назывались определяющими. И хотя итоги выборов в Государственную Думу и Законодательное Собрание Пензенской области ставят под сомнение этот постулат, вроде бы убеждая в том, что никаких изменений не произошло, это не так. Ключевое изменение произошло в самой структуре политической системы. Удерживать ситуацию в существующих рамках всегда сложнее, и, кстати, более затратно.


За что голосовала страна

Говоря об итогах выборов, не хотелось бы говорить о застое, а хотелось бы обсудить наметившиеся тенденции к развитию общественно-политической ситуации. Оценивая процент, поданный за список «Единой России», можно сказать только одно: партия не выиграла и не проиграла, она сохранила влияние. Как было у фракции «Единой России» в Государственной Думе 2/3 депутатского лобби, так и осталось. Это произошло только благодаря Президенту. Он спас, именно спас действующую элиту от надвигающегося позора (имеется в виду падение популярности «Единой России» до 35-40%), который социологи отмечали в августе. И хотя политический шаг Владимира Путина привел к «потере» доверия ему со стороны населения 8 миллионов голосов, власть осталась у власти.

А вот кто выиграл фактически?
КПРФ – она увеличила практически на треть свое представительство в Федеральном Собрании. Фракция ЛДПР увеличилась в полтора раза. Политические решения за последние 6 лет эти партии не принимали и не принимают. Однако современная политическая система именно для них расчистила поле деятельности, законодательно «ликвидируя» такие партии как «Аграрная», СПС, «Яблоко», «Гражданская сила» и т.д. и т.п. Ведь партии, не преодолевшие на парламентских выборах 3% барьер (таковых в 2003 году было 7), теряют финансирование государства, а на личные сбережения вряд ли кто в России возьмется содержать карликовые политические организации (западные финансовые фонды – не в счет). Таким образом, не учитывая региональные отличия, следует отметить, что в стране институционально складывается четырехпартийная система.

В России, на мой взгляд, нельзя применять линейку «правый-левый» в традиционном западном понимании. У нас нет правых партий, отстаивающих либеральные ценности, у нас нет левых партий, отстаивающих социальные приоритеты. Грубо говоря, у нас одна партия, институционально представленная четырьмя.

В России политические партии обязаны защищать главное достояние страны – ее территориальную целостность. Главным критерием эффективности политического курса могут служить принципы укрепления, прирастания земель, или, простите, их разбазаривания. Это в действительности важнее, чем повышение пенсии на 300 рублей. Хотя повышение пособий всегда было и остается реальным популистским инструментом влияния на умонастроения.

Пока все четыре партии ничего относительно этого принципа не заявляют. В связи с этим принципиально важно, какой курс будет сохранен страной в ближайшие два года, чтобы точно утверждать, готова ли справиться с руководящей ролью победившая партия.

законодательное собрание — мелочи, но неприятно

За региональный список «Единой России» пензенцы голосовали менее активно. Сторонников «ЕР» на местном уровне оказалось на 7% меньше, чем на федеральном. Другие партии, баллотирующиеся в Законодательное Собрание получили больше голосов поддержки, нежели по федеральным спискам. На региональном уровне КПРФ получила больше голосов на 4%, ЛДПР на 2%. «Справедливая Россия» – на 3%, кстати, такое увеличение позволило партии преодолеть семипроцентную планку и провести своего представителя в Законодательное Собрание. Фракцию в региональном парламенте сумеет образовать только «Единая Россия», в нее войдут 22 депутата.




Следующая страница (2/2) Следующая страница


Content ©