Архив




Новости
Поиск
 
Какие кадры куют в ВУЗАХ
 




Максим Денисов

ПРОХЛАДА КУЗНЕЦ КАДРОВ
Год назад в своем материале о взаимодействии пензенского бизнеса с пензенским вузом (ПГУ) автор данной статьи писал буквально следующее: «Рост экономики, постепенное оживление промышленного сектора привели к довольно значительному увеличению спроса на технические специальности». Понятное дело, автор к тому времени уже был готов к тому, что осенью грянет нечто нехорошее (именуемое кризисом). Не потому, что автор сам такой умный, а потому, что по роду деятельности общался с умными людьми – как бизнесменами, так и теми же преподавателями вузов. Но так же и понимал, что кризис пройдет, а спрос никуда не денется. В ту же пору, опираясь на исследование рейтинга пензенских вузов («Рейтинг вузов. Уход от стереотипов», №3, 2008), говорилось о росте востребованости гуманитарных специальностей в нашем теперешнем обществе, ориентированном в своем развитии на западный постиндустриальный образец. И несмотря на то что во время кризиса, на ближайшие 2–3 года, как минимум, явно на некоторые из этих специальностей (в том числе, на журналистов и социологов) спрос упадет, дальнейшие перспективы востребованности специалистов такого профиля никуда не денутся. Проблема же и в кризис остается все та же – насколько хорошо справляется нынешняя образовательная система с подготовкой требуемых специалистов. Эта же проблема стала одной из важнейших для высшего руководства страны – так, по крайней мере, следует из их собственных заявлений.


 


 

Погасшие горны
Президент России Дмитрий Медведев этой весной подверг довольно-таки резкой критике подготовку специалистов в российских вузах, саркастически отказав нашему образованию в звании «лучшего в мире». Предметом его особого недовольства стала, естественно, «родная» юридическая специальность. Что есть, то есть – ныне по стране рассыпано огромное количество людей с дипломами юристов, фактически же никакими юристами не являющихся – и что проку в таких дипломах и в такой «вузовской подготовке»?
Отметим, что пензенские СМИ отреагировали на слова президента оперативно и своеобразно. На одном из телеканалов тут же показали сюжет (понятно, что платный) о прекрасной подготовке юристов в …Пензенском филиале Современной гуманитарной академии. Ничего не хочу плохого сказать про этот вуз – он решает свои задачи – в форме дистанционного образования (о чем мы еще скажем). Однако, факт остается фактом: работодатели в Пензе отдавали предпочтение выпускникам филиала Саратовского юридического института МВД. Увы, еще в прошлом году он прекратил свое существование в Пензе. После него следовал по спросу ПГПУ. Здесь есть свои объективные причины – это единственный вуз, в котором к моменту организации юрфака были свои педагогические кадры – в вузе готовили школьных учителей права. Конечно, уровень подготовки школьного учителя и юриста-специалиста несравним, но уровень преподавателей был высок уже тогда и со временем совершенствовался. Чего нельзя сказать о других пензенских вузах. Востребованность выпускаемых ими юристов крайне мала. Фактически берут только знакомых, более полагаясь на их способности, в том числе и к дальнейшему самообразования: чем на уровень полученных в вузе знаний.
Возвращаясь к проблеме «дистанционного образования», можно сказать, что «высшим образованием» в полном смысле этого слова оно не является. Этого мнения придерживаются как большинство преподавателей вузов, так и (что и есть самое главное) потенциальные работодатели, среди которых «дистанционники» не котируются. Общее мнение – в образовании могут присутствовать элементы дистанционности – при сегодняшнем развитии коммуникаций без них никуда, дистанционный метод хорош для второго высшего и последующих образований без отрыва от производства. Однако базовое, первое высшее образование должно быть основано на классических методах, ибо по словам ректора ПГПУ А.Ю.Казакова: «Ничто не заменит живого общения между студентом и преподавателем».
И именно практикующие классические методы вузы выпускают специалистов, наиболее востребованных на рынке. Об этом свидетельствуют как более субъективные данные оценки, даваемые выпускникам потенциальными работодателями, так и более объективные – данные бирж труда, согласно которым лишь крайне малое число выпускников этих вузов не находя – работу по специальности. Для Пензы «классика» – Пензенский государственный университет, Пензенский государственный педагогический университет, Пензенский университет архитектуры и строительства, Пензенская сельхозакадемия, Пензенская государственная технологическая академия и Пензенский артиллерийский инженерный институт. Как видим, все – государственные вузы. Это не значит, что коммерческие негосударственные вузы дают плохое образование – так, например, пензенский филиал ВЗФЭИ является лидером по востребованности выпускаемых им финансистов. Однако, факт остается фактом – государственные вузы предпочитают уже потому, что именно там «основная прописка» большинства преподавателей, работающих и в негосударственных вузах, а родному заведению отдается, естественно, больше и сил, и сердца.
В этой связи довольно странно выглядят инициативы о сокращении числа государственных университетов. При том, что потребности в специалистах с высшим образованием продолжают расти. Любопытно мнение, высказанное, в частности, ректором Казанского института экономики и права В.Г. Тимирясовым, который прогнозирует этот рост, основываясь на данных развитых стран Запада и Японии, где доля получающих высшее образование составляет до 80%. Причем рост идет именно за счет гуманитарных специальностей – сфере услуг, которая в условиях максимальной автоматизации всего производства становится наиболее кадроемкой, требуется именно высокообразованные и всесторонне развитые кадры, способные, в частности, нестандартно мыслить и осваивать новые направления деятельности. Работы, в связи с этим, должно хватить как государственным, так и частным вузам. А что до ненадлежащего качества обучения – так на это, по справедливому замечанию уже ректора ПГПУ А.Ю.Казакова, существует Рособрнадзор, который и должен следить закачеством образования, выявляя и наказывая, вплоть до лишения лицензий вузы, чья работа не соответствует стандартам?
И здесь все же остается открытым вопрос: что же делать с пресловутыми претензиями к вузам, что они учат не тому и не так.

Несуществующий заказ
Отчасти признавая справедливыми подобные претензии, начальник учебно-методического управления ПГУ В.В. Регеда отмечал, что «выход видится один – объединяться предпринимателям и промышленникам и эффективно влиять на учебные планы вузов, на то, каких специалистов они готовят». За минувший год никаких сдвигов в этом плане не произошло. Ректор ПГПУ А.Ю.Казаков еще более категоричен. Он вообще заявил, что за все минувшие постсоветские годы к нему не пришел ни один предприниматель с конкретным заказом на специалиста, хотя вуз готов разрабатывать индивидуальные учебные планы, приглашать преподавателей для чтения специальных курсов и т.д. Нет заинтересованности. Единственное исключение – подготовка биохимиков по заданию… из Подмосковья (правда, в этом году, вроде и наш «Биосинтез» проявил заинтересованность). Так что, в самом деле, как можно добиться от кого бы то ни было чего бы то ни было, если ты не формулируешь четко, чего же тебе надо.
А с этим, похоже, возникают системные проблемы. Речь мы здесь сейчас будем вести о пресловутом ЕГЭ. Отношение к нему у вузовских преподавателей неоднозначное. Они не то, что против ЕГЭ в принципе, но против его тотального внедрения. Абсолютное большинство поддерживает мысль ректора МГУ В.А.Садовничего о том, что право выбора следует предоставить самим абитуриентам.
Во-первых, ЕГЭ не полностью оправдывает свой главный «плюс» – антикоррупционный. Коррупция уходит в другую область. Вот, скажем, в ПГПУ удивляются, как это баллы по ЕГЭ выпускников сельских школ на десяток выше баллов городских… при всем уважении к сельским учителям, это, как минимум странно. Во-вторых, ЕГЭ по многим гуманитарным предметам (например, литературе), является абсурдом. И, главное, в-третьих, его тотальное внедрение приводит к тому, что теряется элементарное умение владеть речью.
Говорят, кто ясно мыслит, тот ясно излагает. Думается, верно и обратное – ясное изложение способствует дальнейшему развитию ясной мысли. Что особенно актуально сегодня, когда господствуют мысли чудные.

Изгиб мысли
Авторы этих самых мыслей исходят из предположения, что руководствоваться надо исключительно «практическими соображениями». И на этой самой практике выглядит это в мобилизации школьников на строительство теплиц и сбор пластиковых бутылок. Совпала эта гениальная инициатива по приучению подростков к «реальной жизни» с результатами тестов по тем самым ЕГЭ, выявившим в Пензе 40% (sic!) потенциальных двоечников. У высокого областного руководства возник конфликт с руководством регионального Минобразования, в котором наивно полагали, что дети в школе должны учиться, а не выращивать огурцы, что и привело к отставке областного министра.
Этот пример далеко не единственный. Вот, например, всем известна проблема сельского учителя – низкий доход, ненормальные условия жизни, а главное – оторванность от возможностей совершенствоваться в своей специальности. Везде ищут свои пути решения: предоставляют субсидии, льготные кредиты, жилплощадь и личный автотранспорт по специальным программам. И только в Пензе придумали идеальный путь решения – втоптать учителя в навоз приусадебного хозяйства. Пусть-де выращивает не то свиней, не то огурцы, создает с другими учителями кооператив и продает свиней-огурцы на рынке. А уж в свободное время – детей учит, это ведь в нашей «реальной жизни» далеко не самое главное. Есть у нас также один крупный государственный деятель регионального масштаба, ранее ошеломивший своих избирателей тем, что пять тысяч семейного дохода – очень хорошие деньги – на них аж два месяца в депутатской столовой питаться можно, а наиболее пострадавшая часть российских граждан в результате кризиса – банкиры. Он также полагает, что молодому человеку надо задуматься: стоит ли ему изучать историю или заняться чем-то более практичным.
Вообще, наиболее практичным представлялось и представляется в данном дискурсе не корпеть в аудиториях и над дипломными проектами, а именно заняться чем-то более практичным, на доход от коего потом и можно диплом приобрести. Возможно, именно из-за «практичности» у нас новостройки и рушатся, а вовсе не из-за того, что преподаватели в вузах учат не так и не тому.









Copyright © Журнал Бизнес клуб в Пензе Все права защищены.

Опубликовано на: 2009-06-04 (1038 Прочтено)

[ Вернуться назад ]
Content ©