Архив




Новости
Поиск
 
Стратегия как курсовик
 
Стратегия 2021 – счастье неизбежно



Николай Овчинников

СТРАТЕГИЯ 2021 – СЧАСТЬЕ НЕИЗБЕЖНО


Я не перестаю удивляться отсутствию не только какой-либо ответственности, но и элементарного здорового любопытства региональных законодателей. Перед тем как дружно на кнопки жать, хотя бы тексты почитали. Вопросы бы возникли. Задали бы их на комиссиях. Может, меньше было бы несуразностей, обретших силу закона. Не судом же их в депутаты приговорили! Сами напросились. А если лень почитать или не могут в документах разобраться, зачем тогда в законодатели подались? Понимаю, вопрос риторический.



Очередная сессия народных избранников, прошедшая 26 июня, в числе четырёх десятков принятых нормативных актов выдала на гора новую редакцию регионального закона «О стратегии социально-экономического развития Пензенской области на долгосрочную перспективу (до 2021 года)». Принципиальная важность этого документа вытекает из его названия, поэтому законопроект, подготовленный региональным правительством, привлёк моё внимание задолго до вынесения его на сессию. Сначала я ознакомился с редакцией Стратегии от 30 апреля 2009 г., розданной участникам заседания Высшего экономического совета (ВЭС). Документ показался мне настолько несуразным, что я предположил, что дальше ВЭС он не пройдёт. Будет, непременно, завёрнут на доработку, а может быть, отклонён и подготовлен заново новым коллективом авторов. Ан нет! Я ошибся. Стратегия сразу была одобрена на заседании ВЭС, спокойно прошла комиссии Заксобра и с минимальными изменениями при единодушном «одобрямс» обрела силу Закона.
Я не вхожу в состав ВЭС, я даже не депутат, но мне не всё равно, какие законы принимаются в Пензенской области. Всем советую почитать новую Стратегию, а то дальше может быть непонятно.
Как следует из Введения, разработка Стратегии была вызвана принятием программных документов федерального уровня, главный из которых «Концепция долгосрочного социально-экономического развития РФ на период до 2020 года». 
До принятия федеральной Концепции 2020 в Пензенской области действовали свои программные документы. Региональный закон от сентября 2007 г., утверждающий первоначальный вариант Стратегии развития области до 2021 г. и закон от марта 2004 г. «Об инвестиционной стратегии Пензенской области с изменениями и дополнениями». Указанные законы, конечно, не бесспорные, там тоже много всего «интересного», но они хотя бы внутренне были не противоречивы. В них более-менее сохранялись логические связи, и чувствовалась опора на здравый смысл.
То что приняли на этот раз, по моему глубокому убеждению, не выдерживает никакой критики. Новая региональная Стратегия представляет собой отрывки, бездумно «выдранные с мясом» из федеральной Концепции 2020 с добавлением региональной статистики и модных заклинаний об инновациях, нанотехнологиях, государственно-частном, а также частно-государственном партнерстве при развитии человеческого потенциала. Обычно так студентки второпях пишут курсовые работы, надёргивая куски из Интернета, твёрдо зная, что преподаватель их бредятину читать не будет. Но это же региональный закон, определяющий приоритеты развития области на 12 лет вперёд!
Небрежность составителей Стратегии бросается в глаза с первых страниц. Пусть из федеральной Концепции 2020 слово в слово позаимствованы сентенции о четырёх глобальных вызовах. Допускаю, они вполне актуальны и для Пензенской области. Но перечисленные дальше региональные проблемы – это совсем не вызовы. Вызовы потому так и называются, что они исходят от какого-то соперника. Внешнего или внутреннего. А региональные проблемы соперниками не являются. Другие страны или регионы внутри России – да. Внутренние враги, международные террористы или чиновники-коррупционеры – да, а малоэффективные технологии базовых отраслей – нет, это не вызовы. Это – про другое.
Числа в таблицах плановых показателей тоже умиляют. Если мы с параметрами годового бюджета то и дело ошибаемся миллиардов так это на пять, то есть, планируем с точностью ±20%, то каким таким способом параметры развития на 12 лет вперёд рассчитаны с точностью до четвертой значащей цифры, или ±0,1%? С калькулятора что ли переписали, или Exсel cтолько выдал? Так он и точнее может. В любом техникуме, даже в отчётах по лабораторным работам за такие ляпы сразу двойки ставят.
В Таблице 2 на пятой странице Стратегии можно увидеть, что Пензенская область уже три последних года по темпам прироста ВРП уверенно опережает средний российский уровень, а на двенадцатой странице, почему-то ставится цель «...повысить темпы экономического роста до уровня среднероссийских...». Еще через страницу предлагается «...опережающее развитие экономики на основе инновационных подходов». Не говорится только, кого будем опережать. Догонять и перегонять.
На четвёртой странице сказано, что в Пензенской области «Экологическая ситуация существенным образом сказывается на здоровье населения и снижает качество жизни». На шестой странице предполагается, что у нас есть преимущества, как у территории благополучной в экологическом плане. На шестнадцатой странице планируем делать упор на развитие производства экологически чистых продуктов, а к пятьдесят седьмой странице выясняется, что у нас вообще-то в муниципальных районах благоприятная экологическая ситуация. Я точно знаю, что экологическая обстановка в Пензенской области выгодно отличается от соседних регионов, но в Стратегии данные об этом преимуществе Сурского края никак не раскрываются, а их оценка то и дело без каких-либо объяснений меняет знак.
Противоречия насквозь пронизывают весь текст документа. В начале Стратегии, как и предписывает учение основоположника маркетинга Ф. Котлера, формулируется миссия. Для Пензенской области она звучит как: «Обеспечение Москвы и городов Поволжья и Центральной России сельхозпродукцией и продуктами питания, а базовых секторов хозяйства страны – широким спектром технологического оборудования». Но затем эту, саму по себе спорную мысль, весь остальной текст не только не раскрывает, а, скорее, опровергает.
То и дело меняются местами заявленные стратегические цели и средства их достижения. Например, если бы стратегическую цель – «повышения роста... доходов и качества жизни населения…» было возможно достигнуть путём «повышения благосостояния жителей региона и развитием человеческого потенциала...», то зачем тогда создавать все эти «..инновационные инфраструктуры и институциональные среды...»?
В стремлении идейно соответствовать федеральной Концепции 2020, авторы Стратегии буквально повторяют её структуру и весь перечень направлений по бюджетной классификации – здравоохранение, образование, культура, социальная политика и т.д. Щедро обещается, что во всех сферах непременно будет ещё лучше, а, в итоге, заявленные поначалу приоритеты деятельности размываются и теряются.
Есть в Стратегии и свои ноу-хау. Авторы уверены, что для обеспечения социального согласия в обществе не надо, например, беспокоиться о его стремительно растущем расслоении на богатых и бедных, или о расширении предельно зажатых у нас возможностей социальных лифтов. Об этом – ни слова. Оказывается, достаточно развивать принцип субсидарности, и социальное напряжение в обществе будет снижаться. Я честно пытался разобраться в этом принципе, смотрел в Сети, спрашивал умных людей. Про субсидиарную ответственность по гражданским делам нашёл, а про субсидарность в развитии гражданского общества никто не знает.
Копируя куски из Концепции 2020, авторы Стратегии порой забывают, что полномочия региональных властей, мягко говоря, не такие, как у центра. Слава Богу, задачу борьбы с инфляцией, которая была прописана в редакции от 30 апреля, вымарали из окончательного текста документа, но «прекращение избыточного государственного регулирования бизнеса» осталось. Ещё наше правительство всерьёз собирается решать такие задачи в области промышленной политики, как «повышение уровня менеджмента внутри предприятий», «расширение товарной номенклатуры...» и т.п.
А что, ни для кого не секрет – самой привлекательной сферой «бизнеса» в Пензенской области стало государственно-частное партнёрство, когда государственные чиновники с помощью аффилированных с ними частных предприятий «пилят» деньги на государственных заказах, никого не подпуская к «бюджетам развития». Это в Стратегии достаточно подробно описано и всячески приветствуется. Но позвольте спросить, что тогда авторы подразумевают под термином коррупция и как собираются с ней бороться?
Графики в конце Стратегии, демонстрирующие сценарии развития территории, один другого краше. Несмотря на то, что один вариант назван «пессимистическим», а другой «оптимистическим», оба показывают неуклонный рост всех показателей, а разница между ними находится в пределах ошибки прогнозирования. Можно сделать вывод: что бы в мире ни случилось, а всеобщее счастье в губернии неизбежно.
Полна «чудес» и таблица, описывающая предложенные сценарии. Это просто явка с повинной какая-то. Чиновники честно признаются, что в случае снижения цен на углеводороды, они отказываются от задач модернизации базовых секторов экономики, от создания благоприятных условий для привлечения инвестиций, от активной социальной политики, от совершенствования межбюджетных отношений, от снижения рисков коррупционных действий и много ещё от чего. А зачем напрягаться? И так всё будет о´кей.
В заключение могу предположить, что главная причина появления на свет такого документа заключается в том, что, на самом деле, настоящая стратегия Пензенской области – это не какой-нибудь там закон. Настоящая стратегия Пензенской области – это её губернатор, его понимание и умение строить отношения с федеральным центром и местными элитами. Исполнение ни одной из принятых при Бочкарёве долгосрочных программ, концепций и стратегий не было ни разу проанализировано, а значит, их принятие не имело никакого смысла. Все экономические субъекты и чиновники давно привыкли, что губернатор сам всё знает. Пока он лично не одобрит, ничего делаться не должно. Сегодня одно, завтра – совсем наоборот, послезавтра – третье. Причём тут стратегия? Есть она и есть. Пусть будет.
Прошедшие «тучные» годы стали для Пензы периодом упущенных возможностей, а после начала кризиса, с 2007 г., постоянно находясь в режиме «ручного» управления, губерния демонстрирует стремительную деградацию. Одним из доказательств такой деградации является и текст принятой Стратегии.
Наверное, после ухода М.Г. Косого на федеральную службу, в областном правительстве не осталось ни одного человека, способного подготовить программный документ, который не стыдно показать людям. А обществу, в свою очередь, уже не интересно изучать законы, которыми всё равно никто руководствоваться не будет.










Copyright © Журнал Бизнес клуб в Пензе Все права защищены.

Опубликовано на: 2009-08-07 (820 Прочтено)

[ Вернуться назад ]
Content ©